bg-img bg-img bg-img
Увiйти в ГУРТ
Забули пароль?

Ще не з нами? Зареєструйтесь зараз


+ Пiдписатися

Ковры с двойным дном. Мягкие комментарии к торезской истории.   

Торезский интернат я лично посещала не раз за 10 лет, а больше 10 раз за 11 лет - в разное время: зимой, летом, утром и вечером. Увы, даже при желании нам вряд ли позволили бы больше, чем мы делали - раздавали фрукты, сладкие подарки и игрушки воспитанникам, играли с детьми в игры, устраивали для них танцы и театральные представления. Я не берусь оценивать наш вклад в судьбу этих детей, скажу лишь, что некоторые из них стали нам настолько близки, что я и мои коллеги уже долгие годы поддерживаем с ними дружеские отношения, встречаясь и перезваниваясь.
Я согласна, что проблемы есть в любой организации, но иногда они настолько остры, что молчать о них становится невозможно. Мы долго не решались рассказать об увиденном, потому что не хотели “сжигать мосты”, мы планировали посещать этот интернат и дальше. Печально, что нам пришлось пойти на конфликт с администрацией, встав на сторону одной из взрослых его воспитанниц - Натальи Горпинченко. 29-летняя дееспособная женщина, решила реализовать свое конституционное право покинуть интернат. Но руководство, не вникая в подробности и игнорируя ее волю - волю дееспособного человека, не слышало просьб Наташи. Полтора года ушло у юриста правозащитного центра на то, чтобы помочь ей. Все это время мы обращались к директору, Александру Васякину с устными и письменными просьбами, но в ответ получали лишь отговорки и формальные отписки.
Мы не увидели в его действиях живого интереса к судьбе девушки, впрочем, как и к судьбам многих других воспитанников, выросших на наших глазах. Я говорю сейчас не о тяжело больных детях, которые по понятным причинам помещены в учреждение 3-4 профиля, а о тех, кто мог бы жить полноценной жизнью, или хотя бы имел шанс на такую.
У многих из этих ребят нет серьезных поведенческих расстройств, они бодры, сообразительны, разговорчивы и могли бы социализироваться, если бы им дали возможность развиваться. Но в интернате 3-4 профиля их учили только сердобольные медсестры - азам чтения и счета в свободное от основных обязанностей время. Некоторые из этих ребят смогли покинуть интернат - и каждым днем своего существования доказывают, что они могут жить в обществе, а не в изоляции.
Бесправные и беспомощные, в 2008 году совершеннолетние воспитанники были направлены на МСЭК и практически все утратили дееспособность. Несколько десятков людей, выросших в интернате, в возрасте 25-30 лет стали недееспособными, еще год назад до этого они работали в Снежнянском интернате и даже получали зарплату. Это люди, которые имели право голоса в выборы, и участвовавшие в выборах совершенно осознанно. Это результат работы интерната, плоды презентуемой его сотрудниками эффективной образовательной программы? Или руководству стало не выгодно позволять им распоряжаться собой и своими пенсиями?
От самих воспитанников мы не раз слышали жалобы на жестокое обращение и на скудное питание. Говоря об атмосфере и качестве жизни, многие из ребят сравнивали торезский интернат со снежнянским – не в пользу первого. Дети, описывая отношение к работе руководителей двух заведений, говорят, что в отличие от торезкого директора, снежнянский знает по именам воспитанников, лично контролирует кухню, ведет диалог с подопечными, активно помогает им в решении жизненных трудностей. Александр Васякин вызывает у них совсем другие ассоциации.
Я признаю, что условия жизни в последние годы в интернате стали улучшаться – они кардинально не походят на то, как здесь было 10 лет назад. Стабильное бюджетное финансирование и пожертвования многих благотворительных организаций творят чудеса. Но не изменилось главное: отношение к детям. Идеальная картинка, которую инсценировала администрация торезского интерната к приезду журналистов и проверяющих – это лишь поспешно расставленная декорация. А за ней – плохо отапливаемые корпуса, скудное питание, телесные наказания воспитанников и халатность со стороны многих сотрудников.
Я согласна с тем, что в Донецкой области есть много положительных примеров. Дружковский дом-интернат для детей-инвалидов – это просто как небо и земля в сравнении с торезским. Мы бывали там тоже. И не только там. Уже несколько лет мы поддерживаем необходимыми медикаментами, средствами гигиены и питьевой водой две палаты в детском отделении макеевской городской инфекционной больницы. Четыре года назад мы помогли отремонтировать эти палаты и адаптировать их к потребностям детей-сирот, проходящих здесь лечение.
Мы больше 10 лет работаем в городе Макеевка и за это время успели познакомиться с многими учреждениями социальной направленности нашего города и Донецкой области. Мы не дилетанты в этой сфере и способны видеть суть проблемы. Во время наших визитов, последний из которых был около года назад, эти комнаты выглядели совсем иначе, как и дети, которые в них живут. Водя журналистов и проверяющих длинными коридорами, устеленными коврами, Александр Васякин пытается водить за нос нас всех. Присмотритесь к этим коврам, постеленным в два слоя – они топорщатся и на них видны заломы – еще вчера они лежали в кладовой, и туда же отправятся на следующий день после отъезда уважаемых гостей. Новенькие развивающие игрушки, скатерти без единого пятнышка, одноразовые подгузники, калорийное меню и многое другое – это то, чего здесь не увидишь в обычный день.
Вы спросите, приведет ли такое повышенное внимание к улучшению процесса и улучшит ли жизнь детей? Я думаю, да. Во всяком случае, мне приятно было видеть в теленовостях и слышать от наших коллег и партнеров, что дети в кои-то веки опрятно одеты, хорошо накормлены и с ними занимаются воспитатели. Это уже – большой подарок для них.
Возможно, свидетельства воспитанников о фактах применения насилия и плохих условиях содержания – плод их воображения, то, что мы видели своими глазами и зафиксировали на фото – зрительная иллюзия, и вообще всё это – не наше дело. Но мне почему-то кажется, что директор Васякин уже достаточно сделал для этого интерната и, возможно, нуждается в отдыхе – по крайней мере – на время проведения проверок.
«Очернять» коллег и бороться за права беззащитных - это разные вещи. Мы не говорим о голодных смертях в Торезском интернате, потому что никогда не видели их своими глазами. Но вполне можем в это поверить, зная то, очевидцами чего стали сами и услышали от людей, с которыми общаемся уже десять лет. Теперь уже взрослых людей, и поэтому не попавших в поле зрения прокурорской проверки, проверявшей факты истощения детей.
Инициаторами данной информационной кампании стали не мы. Но нам вполне понятны причины, почему появились в СМИ публикации о жизни детей в интернатах 4 профиля.


Виктория Федотова,
Руководитель Сети правозащитных
детских центров Донбасса,
президент ОМО “М.АРТ.ИН-клуб”.

Share
Чи вважаєте цей матеріал корисним + Так 0  - Нi  

Коментарі

  •   Пiдписатися на новi


Щоб розмістити свою новину, відкоментувати чи скопіювати потрібний текст, зареєструйтеся та на портал.